КОНСТАНТИН СИМОНОВ В СУДЬБАХ КИСЛОВОДЧАН

Известный советский поэт, писатель, киносценарист, журналист, общественный деятель К. Симонов часто бывал  в городе-курорте Кисловодске. Отдыхал он в санаториях имени Орджоникидзе и «Красные камни». Предпочитал так называемый активный отдых, охотно откликался на приглашения провести поэтические встречи, пообщаться с гостями и жителями курорта. Одна из незабываемых и волнующих встреч К.М.Симонова с гостями и жителями Кисловодска состоялась в жаркий летний день 1959 года. Он отдыхал в санатории имени Орджоникидзе. Сотрудница культотдела кисловодского курортного совета Т.Толчанова обратилась к нему с просьбой выступить перед отдыхающими курорта. К её удивлению, Константина Михайловича уговаривать долго не пришлось. Он быстро дал согласие. Только спросил, где и когда. Подробнее »

Даниил Гранин в Кисловодске

Из воспоминаний журналиста А. Красникова: «Пожелтевший репортерский блокнот воскрешает наши беседы с Д. Граниным в Кисловодске, когда в 1988 году Даниил Гранин посетил город – курорт. Даниил Александрович специально прилетел на 100 – летие памяти художника Н. А. Ярошенко.

Писателя встречали аплодисментами, где бы он ни появлялся. Не одно поколение зачитывается его романами «Иду на грозу», «Искатели», «Зубр». Патриарха отечественной литературы всегда отличало трудолюбие. Невольно вспоминаю, что и на встречах  в Кисловодске он признавался, что не любит отдыхать, потому что не знает, куда себя девать. «Мне не хватает времени, сетовал он, — я так люблю работать, что день, когда мне не  удается побыть за письменным столом, считаю потерянным».

После отъезда Гранина я внимательно перелистывал репортерский блокнот, который порождал новые вопросы. Вот писатель с горечью обронил, что русская интеллигенция уходит. Я соглашался, но теперь, когда он уехал, мне явно недоставало его глубокого понимания, проникновения в суть явлений… Но вот из города на Неве приходит письмо, в котором на примере Кисловодска Даниил Гранин находит подтверждение тому, как уходящая с арены русская интеллигенция по – прежнему энергично проявляет себя в малых городах, в неброской, плохо оплачиваемой и скудно финансируемой сфере культурной деятельности. Побывав в Кисловодске на ярошенковской конференции «О прошлом память сохрани», в раздумьях об отечественной культуре, писатель подчеркивает, что примеры курортных музеев показывают, как может и должно идти строительство центров духовного общения в глубинке – в провинциальных городах России, сохранивших чистые родники духовного возрождения. После посещения Кисловодска Даниил Гранин вполне закономерно соглашается стать членом попечительского совета кисловодской мемориальной усадьбы художника.

Юлиан Семенов

Он не нуждается в представлении. Достаточно процитировать короткий отрывок из его книги: «Штирлиц закрыл окна тяжелыми светомаскировочными шторами, подошел к приемнику и включил его…», чтобы легко узнать имя широко известного писателя и журналиста-международника Юлиана Семенова.
Он любил отдыхать на наших курортах. Вот как сам писатель вспоминал о пребывании в Кисловодске. «Для меня Кисловодск связан с очень интересной порой в биографии. Впервые я приехал сюда, вернувшись из очередной поездки больным. Приехал с сомнением: для меня курорт – это прежде всего море. А здесь его нет. И вдруг буквально через две недели я забыл про тросточку и злился на себя, что не захватил печатную машинку. А когда хочешь вновь работать – это значит, что ты здоров. С тех пор я приезжаю в Кисловодск почти ежегодно и, пользуясь случаем, хотел бы передать сердечную благодарность медикам моего любимого санатория им. Орджоникидзе. Уже мечтаю о будущем годе, когда снова приеду в Кисловодск, чтобы здесь поработать.
Отдыхая в городе нарзана и солнца, Юлиан Семенов часа¬ми стучал на машинке, наговаривал на диктофон, шлифовал расшифрованные странички. Юлиан Семенов не просто любил Кисловодск. Созданная им совместная советско-французская фирма ДЭМ (Детектив. Энигма. Мистерия) развернула на курорте строительство роскошного дворца здоровья — с бассейном, саунами, нацио¬нальным ресторанным залом для валютных гостей и удачно связующим все объекты великолепным зимним садом.
Увы, безвременная кончина Юлиана Семенова обрушила радужные планы. Писатель ушел от нас. Но на экранах демонстрируются фильмы с его именем в титрах, библиотекари записывают его книги в формуляры читателей.

МОГУ ГОРДИТЬСЯ СВОЕЙ РОДИНОЙ

Александр Исаевич Солженицын… Имя это сегодня широко известно и глубоко почитаемо. Популярный писатель, философ, публицист, общественный деятель, лауреат Нобелевской премии и лауреат Государственной премии Российской Федерации.

 Рождению своему А. Солженицын обязан благодатной и щедрой кисловодской  земле.

Александр Исаевич Солженицын (по отцу — Исаакиевич) родился 11 де­кабря 1918 года в Кисловодске в доме родного дяди по материнской ли­нии Романа Захаровича Щербака и его жены Ирины Ивановны. Выстроен дом был в конце 19 в. на улице Пушкина (ныне Б. Хмельницкого). Крёстными роди­телями стали близкие родственники мате­ри: брат Роман Захарович Щербак и сестра Мария Захаровна Горина (в девичестве Щербак). Крестили маленького Александра в Пантелеймоновской церкви, которая выстроена к 1912 г. в районе Ребровой балки, где ранее (в 1907 г.) уже была установлена часовня св. Пантелеймона. Построенную из красного кирпича, ее в народе называли Красной. Именно ее описал уже знаменитый писатель в произведении «Бодался теленок с дубом».

Вскоре после родов Таисия Захаровна вместе с маленьким сыном уехала в имение своего отца Захара Федоровича Щерба­ка в станице Новокубанской, где они прожили до конца 1919 года. Подробнее »

Анна Ахматова в Кисловодске

Кавминводы Анна Адреевна Ахматова посе­тила лишь однажды. Летом 1927 года по путевке, кото­рую ей достали друзья, она около месяца лечилась в Кис­ловодском санатории Цекубу (Центральная Комиссия улуч­шения быта ученых) на Крестовой горе, весьма по­пулярном и престижном в среде отечественной интел­лигенции.

Далеко не всякому желаю­щему удавалось сюда попасть. Только волею случая, благо­даря поддержке тех, кто ее любил и уважал (она сама не предпринимала ровно никаких усилий, чтобы хотя бы на не­которое время выбраться из череды суровых будней, иссу­шающих душу и тело повсед­невных забот). Анна Ахматова смогла по­сетить солнечный Кавказ.

Попасть в Кисловодск или любой другой южный санаторий в те годы являлось делом непростым, поскольку все лечебные учреждения подобного типа были расписаны по разным государственно – партийным ведомствам. У Анны Ахматовой как человека свободной профессии такие права сводились к минимуму, и надо было прибегнуть к бюрократическим уловкам для зачисления ее в ранг советских служащих, обретающих возможность социальных льгот. Подробнее »

К 90 – летию великого музыканта М. Л. Ростроповича

Мстислав Леопольдович Ростропович (27 марта 1927 – 27 апреля 2007 г.) – советский и российский виолончелист, пианист и дирижер, общественный деятель, защитник прав человека и духовной свободы, педагог. Народный артист СССР, Лауреат Ленинской премии, сталинской премии второй степени и двух Государственных премий России. Пятикратный лауреат премии Грэмми.

В память о выдающемся деятеле искусств мы публикуем выдержки из публикации Б. Розенфельда о пребывании М. Л. Ростроповича в Кисловодске.

«Я так долго и интересно живу, что иногда и самому не верится: стольких выдающихся людей видел, знал, со столькими дружил.

Я вспоминаю один дивный вечер, проведенный в Кисловодске с М.Л. Ростроповичем. Это не воспоминания, а боль души! Быть близким к такому человеку — радость и большая ответственность одновременно.

Ростропович выступал в Кисловодске с оркестром Госфилармонии на Кавминводах. После концерта, в половине одиннадцатого вечера, его привез ко мне домой Леня Шульман – тогдашний дирижер нашего оркестра. С первой минуты Ростропович категорически запретил называть себя «Мстислав Леопольдович»: «Слава – Боря. Иначе мы не друзья». Мы с ним здесь сидели на диванчике и разговаривали до четырех утра. Он – потрясающий рассказчик.

Под утро Ростропович сам предложил: «Давай я выступлю у тебя на «Театральной субботе». Например, расскажу, как я был у постели умиравшей Кшесинской за несколько месяцев до ее столетия. Разве это не интересно людям?»

Зал музея, где проходили «Субботы», вмещал 80 человек. Если собиралось 100, то это был, как бы это сказать, «переаншлаг». А тут на встречу с Ростроповичем пришли человек 200. Что делать? Нас буквально на руках вынесли в фойе филармонии. И там Мстислав Леопольдович выступал.

Это было потрясающе!»

НЕ ЗАБУДУ Я СЛАДКОГО КИСЛОВОДСКОГО ВОЗДУХА

В шуточном посвяще­нии своему знакомому на книге «Живой как жизнь» уже на склоне лет Корней Чу­ковский назовет Кисловодск раем. Он приезжал сюда от­дыхать и лечиться не однаж­ды, о чем оставил дневнико­вые записи, по которым мож­но с известной степенью пол­ноты реконструировать кар­тину курортных дней и ночей Корнея Чуковского, наполненных кропот­ливой профессиональной ра­ботой, встречами с бесконеч­ной вереницей людей.

Корней Чуковский побывал в Кисловодске в переломное для страны время, на рубеже 20 — 30-х годов и позже, в момент «великого перелома», беспощадного раз­рушения иллюзий, подпитывав­шихся нэпом.

Путешествие в Кисловодск в самом начале сентября 1928 года стало неординарным событием в жизни Чуковского. Подробнее »

Осип Мандельштам в Кисловодске

Кочевая жизнь, с беспрестанной — по большей части вынужденной — сменой мест и адресов, забрасывала Осипа Мандельштама и на Кавказские Минеральные воды. В июне 1921 года проездом в Тифлис через Баку, Осип Мандельштам останавливался в Кисловодске. С полным основанием он мог утверждать: «Да, хорошо в Кисловодске. И летом хорошо, главным образом тем, что не жарко. Часто выпадают дожди — моментальные ливни, быстро просыхающие. Но после такого дождя воздух еще лучше, солнце еще ярче». Собственными наблюдениями, личным опытом отмечена еще одна характерная деталь уникального климата: «Разные бывают солнца, но такого, как в Кисловодске, нет, кажется, больше нигде. При высшей своей жгучести оно не палит, не жжет, а глубоко, насквозь пронизывает тело радостью…» Подробнее »

Есенин в Кисловодске

Есенин, певец рязанских раздолий, исколесивший Россию с севера на юг, побывал и на Кавказе. Увиденное здесь обратилось в строки великолепных стихов. В автобиографии Есенин писал: «Из поэтов мне больше всего нравились Пушкин и Лермонтов». И Кавказ представлялся ему в озарении этих бессмертных имен. Кавказ становится источником и его творчества. Здесь родилась одна из самых великолепных его поэм – «Сорокоуст».

В первых числах августа 1920 года с поэтической братией Есенин отправился в Баку. Маршрут его поездки пролегал через Минеральные Воды. На несколько дней он останавливается на Водах, чтобы пешком пройти по следам любимого Лермонтова. 10 августа вместе с поэтом А. Б. Мариенгофом они побывали в Кисловодске. Это известно из единственного отсюда письма в Харьков приятельнице Е. И. Лифшиц: «Сегодня утром мы из Кисловодска выехали в Баку, и глядя из окна вагона на эти кавказские пейзажи, внутри сделалось как – то тесно и неловко. Я здесь второй раз в этих местах… Признаться, в Рязанской губернии я Кавказом был больше богат, чем здесь». Подробнее »

Маяковский в Кисловодске

Величайший поэт социалистической эпохи В. В. Маяковский был на КМВ в 1927 году. Маяковский приехал сюда в первых числах сентября из Крыма через Новороссийск. В морском пути поэта и его спутников настиг холодный шторм. Простудившись, он добрался до Минеральных Вод совершенно больной, болело горло и голова. Остановился в Кисловодске, в гостинице «Гранд – отель», где для него и его спутников были сняты комнаты. Маяковский жил в угловом номере 121, на втором этаже. С балкона можно было обозревать обе главные улицы города. Выходя из душного номера на гостиничный балкон, Маяковский с удовольствием наблюдал, как снимали леса с только что отстроенного здания ванн, названных Октябрьскими в честь наступающей десятой годовщины Октябрьской революции. Ванны были первое здесь новое лечебное здание в современном конструктивном стиле, удобное, простое, где все детали постройки были подчинены лечебному назначению. Поэт познакомился с его создателем, архитектором П. П. Еськовым, который строил на курортах санатории для массового пользования. Подробнее »

Лев Толстой на Кислых Водах

С именем великого русского писателя Льва Николаевича Толстого связан и наш ку­рортный город, хотя пребывание его на Кислых Водах было совсем коротким, а за­писи в дневнике весьма лаконичны: «1853 г. 9 — 11 августа. Поездка в Кисловодск, прогулка по парку, питье нарзана, прием нарзанных ванн. Посещение «Рестора­ции». 3-4 сентября. Вторичная поездка в Кисловодск».

Попробуем себе предста­вить курорт у Кислого ко­лодца того времени — сере­дины XIX века и совершить своего рода виртуальную поездку вместе с Толстым. В ту пору было открыто ре­гулярное движение омнибу­сов между городами Кавказских Минеральных Вод. Омнибус представлял со­бой подобие широких многоместных дрожек, достаточно вместительных и удобных.  Стоимость проезда от Пятигорска до Кисловодска составляла «в ли­нейке — 1 руб., сзади — 30 коп». Кисловодский омнибус выезжал из Пятигор­ска в 7 часов утра, прибывал к месту назначения в 11 часов.

Подробнее »

А. М. Горький в Кисловодске

«Говорили, — сообщала «Петербургская газета» о Горьком, — будто он собирается совершить прогулку в Замок коварства и любви (верстах в 5-6 от Кисловодска). И к вечеру в ущелье реки Аликоновки в «Замке» собралась масса народа посмотреть Горького. Троек было 20 и верховых лошадей около 50. Кто мог искать встречи с прославленным литератором? Обывателям любопытно было поглядеть на «писателя из босяков», как тогда даже пресса именовала Горького, но, конечно, среди ожидавших преобладала демократическая публи­ка, особенно студенты, пришедшие приветствовать «буревестника» грядущей революции.

Ресторан «Замка», раскинутый на живописных горах, работал в ожидании Горького, но он так и не приехал».

Подробнее »